12Июн
2017
0

Искуи Абалян: Нужно смотреть на мир глазами ребёнка


Известная белорусская певица Искуи Абалян —  обладательница наград многочисленных эстрадных фестивалей и конкурсов, постоянная участница всевозможных концертов и телевизионных проектов, а кроме того, она еще и мама почти взрослой дочери Ксении. О секретах и трудностях воспитания мы поговорим с Искуи.

– Искуи, вашей дочери исполняется уже десять лет, а как проходила беременность, еще не забыли?

– Конечно, нет! Наверное, это было самое замечательное и светлое время в моей жизни. Мне уделяли столько заботы и внимания! Я иногда даже думаю: «Не повторить ли еще раз?». Я в этот период очень бережно к себе относилась, наслаждалась ощущением ожидаемого. Невероятные чувства возникали от осознания того, что внутри тебя зародилась жизнь!
Проходила беременность у меня замечательно, никаких проблем не возникало. Я первое время все со страхом ждала токсикоза, но это обошло меня стороной. Я такая красивая ходила во время беременности! Где-то на седьмом месяце встретила композитора Олега Елесеенкова, который увидел меня и сказал: «Искуи, тебе нужно рожать, рожать и рожать! Ты потрясающе выглядишь!».
Единственная проблема возникла уже в самом конце беременности, когда малышка перевернулась, из-за чего пришлось делать кесарево сечение.

– После этого долго восстанавливались?

– Нет, нас выписали домой после стандартных для этой операции 10 дней.

– К родам как-то готовились?

– Я читала Спока. Читала о том, что должно происходить в каждый период беременности, что я должна при этом ощущать. Много нового для себя открыла.

– Помните ощущения, когда в первый раз увидели малышку?

– Поскольку мне делали кесарево, увидела я ее не сразу. Мне кололи сильные болеутоляюще препараты, и первое время дочь мне не приносили. Но мне так хотелось ее поскорее увидеть, что уже на второй день после операции я отказалась от уколов. И когда мне наконец-то ее принесли, она показалась мне такой красивой! У нее не было ни синевы, ни отечности. Сначала у нее все время были закрыты глаза, но когда она их все же распахнула, меня поразила необычайная синева. Правда, со временем они стали карими, как и у меня.

– А у мужа какая была первая реакция?

– Дело в том, что рожала я в Смоленске (у родителей), а Андрей в это время занимался ремонтом нашей квартиры в Могилеве. Но потом, когда он ее увидел, у него было такое сложное выражение лица! Я видела, что для Андрея это что-то пока непонятное. И, конечно, же, как настоящий мужчина, он сразу же начал искать сходство с собой. Достал свои детские фотографии и вглядывался в каждую черточку.

– Грудью кормили?

– Да, я так старалась! Но было нелегко. Ведь первое время в роддоме, пока я сама еще кормить не могла, ее кормили из бутылочки. Видимо ей понравилось, она привыкла. До трех месяцев я как-то дотянула на смешанном кормлении, а потом уже полностью перешли на искусственное. Слава богу, с грудью у меня никаких проблем не возникло.

– Как выбрали имя для дочери?

– К выбору имени мы подходили очень ответственно. В то время были очень популярны имена Полина, Алина. А у моего супруга фамилия Калина (я осталась под своей девичьей). И, на наш взгляд такое сочетание, как, например, Полина Калина, было не совсем благозвучно. Поэтому мы начали рассматривать другие варианты. Была мысль выбрать какое-либо армянское имя, однако, и от этой идеи пришлось отказаться. Во-первых, потому что оно бы не сочеталось с отчеством Андреевна, а, во-вторых, я на себе испытала тот дискомфорт, когда имя «не вписывается» в концепцию того, что звучит вокруг. Тогда мы взяли книгу «Тайна имен», и начали ее изучать. В результате мы остановились на имени Ксения.
Но самое интересное, что буквально 3 года назад я вдруг вспомнила, что мою прабабушку (которую я, к сожалению, никогда не видела) звали Оксана. И я поняла, что, наверное, это какой-то знак.

– Какие сложности были первое время?

– Никаких, во всяком случае, я не помню. Не знаю, даже откуда у меня столько сил бралось! Все делала абсолютно сама, а по ночам еще успевала вязать для Ксюши какие-то шапочки, носочки. Единственное, был период, когда до трех месяцев формировался желудочно-кишечный тракт, и дочка каждый вечер плакала. Мы не понимали, что делать. И пеленку теплую к животику прикладывали, и чай с фенхелем давали – чего только не делали! Но как только моя мама положит ее к себе на плечо – все, успокаивалась в один момент.
Во многом помогала, несомненно, обстановка родного дома, поддержка мамы и папы. Затем, когда Ксюше было 2,5 месяца, мы вернулись в Могилев, и уже через 2 недели я выступала на «Золотом шлягере». Правда, пришлось усиленно худеть. За период беременности я набрала 20 кг.

С няней малышку оставляли?

– Конечно. Когда ей было три месяца, я уже начала работать. Очень спокойно, избирательно, но все равно это было ежедневные репетиции, поездки. Первое время помогала мама Андрея, но потом мы поняли, что не можем так ее нагружать и няня просто необходима. Конечно, я очень переживала от ощущения того, что придет чужой человек, от того, будет ли она все делать правильно. Как-то вечером я включила местный могилевский канал и совершенно случайно увидела объявление бегущей строкой: «Ищу работу няни». Я успела записать телефон, утром позвонила, и в итоге эта женщина проработала у нас 4 года, пока мы не переехали в Минск.
Нам с ней очень повезло. У Елены Александровны в нужной степени было трепетное отношение к ребенку с одной стороны, а с другой – она очень умело формировала ощущение авторитета старшего. У нее у самой, кстати, четверо детей.

– В детский сад Ксюша пошла в каком возрасте?

– Мы пытались начать ходить с трех лет. Но, естественно, сразу же стали болеть. Доктор сказал, что не нужно спешить, лучше подождать лета. И когда мы переехали в Минск, я отправилась смотреть детские садики рядом с нашим домом. Мы в то время снимали квартиру в районе Сухарево – там такие потрясающие садики, все новые. И вот мы летом снова начали посещать сад. Безусловно, были проблемы, но я понимала, что этот адаптационный период ей все равно придется пройти. И гораздо лучше пройти его в саду, нежели в школе.

– Ходила с удовольствием?

– Да. Она девочка очень общительная, ей нравился сад.

– К школе как готовились?

– У нас был очень «сильный» садик. Ксюша уже в 5 лет начала читать и притом читала все подряд. Доходило до смешного: если она ходила с нами по магазинам, то она садилась в уголочек под вешалку и читала.
Мы ее развивали очень, столько в нее вложили! У нас и папа математик, и бабушка. Они постоянно придумывали какие-то интересные развлечения. Постоянно покупались какие-то развивающие игры. Мне кажется, что на сегодняшний день уже столько внимания дочери не уделяю, сколько тогда.

– Иностранные языки до школы не начинали изучать?

– Нет. В школе Ксюша начала с первого класса изучать английский, я хочу, чтобы она начала изучать еще и французский.

– В школу пошли с шести или с семи лет?

– С семи. И это принципиальная позиция. Несмотря на то, что дочь по умственному развитию была к школе полностью готова, на мой взгляд, психологически детям и в этом возрасте еще тяжело.

– Как подходили к выбору школы?

– Знаете, говорят, что самая лучшая школа (как и детский сад)& ndash; та, которая во дворе. А мы выбирали не школу, а учителя.

– Как проходила адаптация?

– Безусловно, были сложности психологического плана. Проблема в том, что дети, которые были в этом классе, знали друг друга еще с детского сада. И, Ксюше, даже при ее общительности, пришлось сложно поначалу.

– Все ли предметы легко даются?

– Конечно, есть какие-то предметы, которые она не очень любит, но мы стараемся их не запускать. Пока у нас все хорошо получается, справляемся. Ксюша у нас входит в пятерку лучших учеников.

– Но у вас времени на помощь в домашних заданиях, наверное, нет?

– Времени на это хватает. Но она уже вполне самостоятельная. Я много времени сидела с ней раньше – над чистописанием. И, наверное, дочь поняла, что к учебе нужно относиться ответственно. И сейчас она всегда, выполняя домашние задания, пишет сначала в черновик. Если она чего-то сделать не может, откладывает и ждет, когда мы ей поможем.

– А в плане хозяйственности также самостоятельна?

– Здесь все сложнее. Она, конечно, может сделать уборку в своей комнате, причем от «а» до «я». Но ей постоянно нужно напоминать. Но мы над этим работаем. У меня даже был такой опыт. Она очень хотела на улицу, к подружкам. Я спросила: «Хочешь к подружкам? Тогда ты должна все это убрать». И выбросила прямо на пол все вещи из шкафа. Каково же было мое удивление, когда она все привела в порядок за 15 минут, причем идеально.

– Какие методы воспитания вам ближе?

– Я всегда стараюсь найти какую-то золотую середину. Кроме того, я очень справедлива: если вижу, что она явно хитрит, то не буду на ее стороне. Вернее, в душе-то я буду на ее стороне, но хочу ей показать, что за свои поступки нужно отвечать. Если делаешь что-то не очень приглядное, нужно найти в себе смелость извиниться, попытаться это исправить и не прикрываться родителями. Мы стараемся воспитывать дочь так, чтобы она умела принимать самостоятельные решения. Старый проверенный метод «кнута и пряника».

– То есть наказания все же должны иметь место?

– Однозначно. Но для нас самое страшное наказание – это лишение чтения.

– Кто для Ксюши больший авторитет?

– Я. Папа у нас более мягкий. А я точно знаю, когда ребенка нужно похвалить, и что необходимо пресечь.

– Чем еще, кроме чтения, Ксюша увлекается?

– Мы занимаемся в музыкальной школе. Еще к нам приходила учительница рисования, но потом она сменила работу и прекратила частные уроки. Занимались танцами и тоже бросили. Правда, сейчас планируем возобновить. Сложность в том, что Ксюша пока еще в возрасте, когда одну ее еще не отпустишь, а найти время, чтобы ее возить, сложно. Я очень хочу минимизировать присутствие няни, и заниматься ребенком сама.

– Музыкой всерьез занимаетесь?

– Когда мы поступали в музыкальную школу, нас спросили: а вы не хотите в школу при консерватории? Я, помня свое детство, настороженно к этому отнеслась. Поняла, что, если Ксюша пойдет в школу при консерватории, то детства у нее не будет. А я не знаю: хочет она этого или нет. Если у нее в дальнейшем раскроется какой-то талант и желание работать в этом направлении, хорошего педагога можно будет найти. Но я не хочу ничего ей навязывать. Хотя мне хотелось бы, чтобы в будущем ее профессия была связана с искусством, с творчеством.

– Как вы считаете, в каком возрасте лучше рожать детей?

– На мой взгляд, когда женщина к этому готова, тогда и лучше.

– Что бы вы пожелали читателям журнала «Малышок»?

– Мне кажется, иногда нужно смотреть на мир глазами ребенка. Тогда многое станет понятно. Хочется пожелать родителям терпения, мудрости и хороших, красивых и здоровых деток.

 

Комментарии

- Ответить